ИСТОРИЯ АРХИТЕКТУРЫ ЯПОНСКОГО ЖИЛИЩА В СИСТЕМЕ ТРАДИЦИОННОГО ИСКУССТВА

Французский стиль в русской архитектуре
Архитектура барокко во Франции
Строительство королевского дворца Лувра
павильон версальского парка — Малый Трианон
Рококо
Главный корпус Педагогического института (Герцена)
Ампир
Русский ампир в архитектуре
Величайший из зодчих России Растрелли
здание Академии художеств в Петербурге
Французский классицизм в Москве VII-XVIII
Московский Воспитательный дом
Архитектура Таганрога
Билеты по истории искусства
Архитектура Англии
Архитектура Франции
Архитектура Германии
Антуан Жан Гро
Романтизм

ПЕЙЗАЖ В АНГЛИИ

Немецкий романтизм
Филипп Отто Рунге
Эжен Делакруа
Барбизонская школа
Ренуар Пьер Огюст
Баухауз
художники Шлеммер, Пауль Клее, Георг Мухе, Лион Файнингер.
Японское жилище
Архитектура

Архитектура России конца XIX начала XX века

Архитектура и скульптура готики
Архитектура Франция
Франция — родина готических соборов.
Готический стиль в Германии
Клаус Слютер Пророк Даниил Колодец пророков
Американский дизайн и архитектура
идеи Готфрида Земпера
Влияние современного искусства на дизайн и архитектуру ХХ века
Русский авангард
Авангардизм
Работы Малевича и Лисицкого
объединение “Синий всадник”
Творчество Татлина, Родченко и Степановой
Развитие архитектуры в первые годы Советской власти
 

Японское жилище основано на канон-культуре, сохраняющей традиционное японское искусство. Суть ее в эстетизации природы и общественных отношений, в возвеличивании и сохранении природы и социальной иерархии, в повторении искусством природных и общественных закономерностей при их постоянных преобразованиях, во все включающей языческой религии японцев – синтоизме – с восьмью миллионами богов, соединяемых с даосизмом, буддизмом и христианством. До настоящего времени для японской культуры специфично каноническое сохранение всего, что когда-либо укоренялось и в дальнейшем почти не изменялось. Японские жилища в основных исторических формах малоэтажные, новые современные разновидности на уровне жилых ячеек также остаются по своей сути канонически традиционными. Это обусловлено:

- национально-религиозными канонами синтоизма, возможностями использовать то, что было необходимо для его же укрепления из даосизма, буддизма, конфуцианства, христианства. Это сформировало постулат следования пути духов – божественности природы в архитектуре и искусстве, воплощающих синтоизм, где больше чувственности, чем идейности;

- канонами природного мироощущения через знаки и образы языка, письменность (иероглифами) и искусство каллиграфии. Это сформировало постулат эстетизации природы, где эмоциональность преобладает над логикой, в литературных, графических и живописных жанрах больше образности, чем систематичности и рациональности;

- канонами поэтичности. Особые стихотворные формы «хайку» и «танка», поэтический жанр «ренга», романтическая проза, эссе, сказки и повествования всегда составляли наполнение традиционного жилища как в Японии, так и в России;

- каноническим отношением ко всем материалам, технологии обработки, инструментам как к общению с богами – ками, что составляло обрядность и ритуальность всей повседневной жизни, в том числе в жилище;

- этикетом, церемониальностью, возведением всех проявлений материального и духовного в культивируемый ритуал, который осознается через созерцание, отсюда сосредоточенность и этикет всех функций, в том числе элементарных и элитарных;

- участием в природных ритмах через символику и мерность пространственных модулей: кен, татами, сёдзи, фусума, осиирэ и других с ритмичностью в жизни природы и богов – ками [15].

Японские дизайнеры говорят о синтоистских основах их деятельности, в соответствии с которыми каждый предмет искусства в пространстве и само пространство жилища – это не просто средства удовлетворения потребностей, но некое «живущее» в нем природное божество, пользование которым предполагает ритуальную почтительность, как, например, в чайной и иных церемониях [2; 9; 13]. Как всякая вещь, жилище по японской логике одухотворено, имеет душу, вещи рождаются и умирают, но и после этого остается не пустота, а сама суть, понимаемая как красота искусства, вместилище духовности (рис. 1). Эту одухотворенность жилища со свойственными ему канонами отражает система традиционного искусства и архитектуры (рис. 2).

Японская архитектура в целом и архитектура японского жилища в частности, как и другие виды искусства, сохраняет и повторяет каноны – постулаты, указанные выше: религиозности, природности, эстетичности и этичности, знаковости через иероглифы, поэтичности, обрядности, церемонии, этикета, природной ритмичности и др.

Указанные канонические особенности – постулаты – взаимопроникают друг в друга. Особенной значимостью обладает канонический постулат эстетизации природы и человеческой деятельности. Необыкновенно развитая японская эстетика и другие особенности культуры отразились как в целом в искусстве, так и в отдельных его видах.

Прослеживая периоды развития искусства в Японии, можно обнаружить последовательность формирования системы традиционных видов искусства, которые через процессы повседневного бытования и отмеченные каноны наполняли традиционное жилище.

В первый период «Кодай» – эпоха зарождения (с глубокой древности до V–VI вв. н.э.), отмеченная господством древних культур Дзёмон и Яёй, – возникло искусство «устной литературы».

В следующий период «Тюсей» – среднее время (ранний феодализм VI–XIII вв. со столицами в Асука, Нара, Хэйан) – появилось искусство письменности с ярко выраженным влиянием на духовную жизнь страны буддизма Китая и Кореи и культивированием утонченности в быту родовой знати. В это время возникло сразу нескольких видов искусства: живопись, архитектура, поэзия «вака», скульптура, письменная литература и музыка. По сути, его можно назвать периодом становления японской эстетической мысли и, прежде всего, пиком развития национальной поэтики в лице таких мыслителей, как Ки-но Цураюки ( –945), Фудзивара Кинто (966–1041) и Фудзивара Садаиэ (1162–1241).

В третий период «Кинсей» – время расцвета (ближнее Средневековье, или развитой феодализм с XIV до середины XVII в.) – ярко проявилось влияние на художественную мысль и творчество буддизма, особенно школы Дзэн. Этот период был необыкновенно богат на новые виды искусства. В поэзии появился новый жанр «ренга», в области сценических искусств – театр «Но», возникло искусство чайной церемонии «тяною», искусство составления растительных композиций «кадо» и в дальнейшем «икебана», искусство создания ландшафтных садов, монохромной живописи «суйбоку» и каллиграфии «бокусеки». Великолепное развитие получила архитектура, интерьерные росписи «шохей-га» экранных дверей, ширм и раздвижных панелей – стен «фусума». Это было время великих теоретиков Дзёами (ок. 1363–1443) и Синкэя (1406–1475), поэтика которых прочно связана с мировоззрением дзэн-буддизма. Эпоха «Кинсей» высоко оценивается многими японскими учеными, потому что именно тогда искусство обретает серьезность, торжественность и отрешенность. Оно создается как бы под знаком смерти, поэтому всегда очень печально. Изысканная простота, аскетизм и меланхолическая утонченность, согласующиеся с кодексом самурайской чести «бусидо» (путь воина), стали с тех пор неотъемлемыми атрибутами традиционного японского искусства.

В четвертый период «Киндай» – эпоха торжества, позднего феодализма (с середины XVII до XIX в. (1868)) – в поэзии появился новый жанр «хайку», в литературе – жанр короткого рассказа, в области сценического искусства – городской театр «Кабуки», тогда же достиг расцвета кукольный театр «Дзёрури», картины городской жизни – серии гравюр «укиё-э», живопись «уки-э» [6]. Главным теоретическим достижением эстетики данного периода стала поэтика знаменитого стихотворца Мацуо Басё. Кроме того, появились теория живописи и сравнительная культурология.

Последний, пятый, период «Гендай» – эпоха современности, начиная со времени правления Мейдзи (1868) и до наших дней – представлял виды искусства, возникшие от знакомства с искусством Запада, подражания ему и преодоления его через приспособление его к своим особенностям – утверждению традиционных канонов, как уже случалось в истории заимствований из Китая и Кореи.

В этот период общей глобализации отчетливо проявляется еще одна значительная черта мировоззрения и искусства японцев – нераздельность эстетического и этического. Этика действительно для японского искусства очень важна, поскольку красота, приравниваемая к доброте в одном идеале, описывается в одном иероглифе «уцукусики» – красивый элемент, или «ёси» – добрый, праведный. Причем более важным значением было «ёси» – эстетическое понятие «добрая красота». Значение же «уцукусики» несли конкретные цветок, сердце, дерево, скала и др. Так, в летописях «Кодзики» и «Нихонги», а также в молитвословах «Норито» в качестве синкретического этико-эстетического идеала красоты фигурирует «праведное сердце». Красота была связана с полным раскрытием жизненных сил, символом которых часто выступали растения (сосны, клены, бамбук, цветущие вишневые и сливовые деревья) и другие явления природы (водопады, пещеры, скалы, снег, луна, цветы) [12].

Понятие красоты было этически относительным, вдохновляемым природой и направляющим человека на добродетельные и прекрасные поступки. Отсюда и этико-эстетическая символика цвета для тех или иных действий, и этикет в отношении к жизни растений в искусстве «икебана» и «бонсай», и этическое изменение понятия красоты. Например, в прошлом, в отличие от настоящего, считалось истинно прекрасным поступком самоубийство жены после смерти мужа. Что же касается влияния формы, цвета, фактуры растений на японскую скульптуру, живопись и архитектуру, то это считается неоспоримым и сейчас. Архитектура до сих пор черпает вдохновение в этической направленности на красоту окружающих гор и лесов и бережно сохраняет природную естественность деревянных материалов в последних, самых модерновых постройках.

Отмеченное этико-эстетическое восприятие красоты и другие канонические особенности развития японской культуры стали неотъемлемыми чертами традиционного искусства, отражающего эстетику явлений природы [12].

Перенос традиционного искусства в пространство жилища в условиях канон-культуры достигался также повтором, копированием, что составляло суть достигнутого традиционного канона жизни – следование правдивой нравственной красоте природы, с ее повтором дня и ночи, сезонов, месяцев, в ее первозданном виде, и само пространство жилища как часть природы повторяется, трактуется как каноническое. В канон-пространство жилища копируются вместе с художественной частью культуры – искусством – также и другие составляющие: техника, конструкции, материалы, функции. Своей эстетической ролью искусство одухотворяет остальные элементы. Так, можно говорить о всеобъемлющей системе японского канонического искусства и архитектуры традиционного жилища.

Несмотря на то, что западное и японское искусство имеют в своей основе совершенно разные традиции (западное – академическую эстетику и технические приемы реалистического изображения, идущие от Древней Греции и эпохи Ренессанса, японское – от вдохновения и восхищения созерцания природы) в настоящее время их структуры сближаются по составляющим элементам.

История искусства ответы на билеты для подготовки к экзаменам